Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

Об этом журнале

1. Если вы зафрендили меня, не обижайтесь, если я этого не сделал. Френдами становятся люди, чьи интересы (а не социальные, сексуальные и иные предпочтения!) сходны с моими - униформология, коты, история и т.д. Во избежание вопросов еще раз повторю "большими буквами из рта"  - наличие человека в моей френд-ленте отнюдь не означает, что я разделяю его политические взгляды.

2. Обсценная лексика, сиречь мат, в комментах. Если он не самоцель и контекстуально уместен.

3. Если есть желание пообщаться в привате - используйте электропочту, указанную в профиле.

4. По поводу названия журнала. Нет, я не иезуит, и даже не католик. Но девиз Ордена Иисуса во многом отражает мой modus vivendi.

5. Аватар. Ну, нравятся мне палласовы коты, ничего тут не поделаешь.

6. Список опубликованных научных и научно-популярных работ по вспомогательным историческим дисциплинам.

"Ну, как-то так..." (с)

Флот Александра I

Оригинал взят у george_rooke в Флот Александра I
Просто чтобы было понятно, с каких позиций пришлось стартовать Николаю I в деле строительства флота.



В начале своего царствования Император Александр I наметил ряд преобразований госу­дарственного управления. Среди других мини­стерств было создано и министерство военно-морских сил. Во главе его стал образованный и способный адмирал Ник. Сем. Мордвинов. Через три месяца этот уважаемый в морской среде ад­мирал был заменен контр-адмиралом Пав. Вас. Чичаговым, выдвинувшимся на столь значи­тельный пост из сухопутных поручиков благо­даря протекции. Его современник, знаменитый мореплаватель и замечательный адмирал Вас. Мих. Головнин оставил нам воспоминания в своих заметках об эпохе управления морским министерством Чичагова: «Подражая слепо британцам и вводя нелепые новизны, мечтал, что кладет основной камень величию русского фло­та… Испортив все, что оставалось во флоте, и наскучив верховной власти наглостью и расто­чением казны, удалился, поселив презрение к флоту в оной и чувство глубокого огорчения в моряках».
На пост морского министра был назначен маркиз де Траверсе, — француз, оставивший скверную память о своем непродолжительном командовании Черноморским флотом. Он сумел, однако, снискать расположение влиятельных особ, и в том числе всесильного графа Аракче­ева, своим веселым нравом, изысканностью ма­нер и умением ладить с сильными мира сего.
Слушая постоянные жалобы о безотрадном положении дел в Морском Ведомстве, Импера­тор Александр I повелел учредить особый «Ко­митет образования флота», которому повелено было обращаться лично к нему «во всех мерах, каковые токмо нужным почтено будет принять к извлечению флота из настоящого мнимаго его существования и к приведению онаго в подлин­ное бытие».
Во главе этого комитета был поставлен граф А. Р. Воронцов, — англоман по убеждениям, от­носившийся с недоверием к русским морякам, писавший в докладной записке на Высочайшее имя: «По многим причинам, физическим и ло­кальным, России нельзя быть в числе первен­ствующих морских держав, да и в том ни на­добности, ни пользы не предвидится… Довольно, если морские силы наши будут устроены на двух только предметах: обережение берегов и гаваней наших на Черном море, имея там силы соразмерные турецким, и достаточный флот на Балтийском море, чтобы в оном господствовать. Посылка наших эскадр в Средиземное море и другие экспедиции стоили государству много, делали несколько блеску, а пользы никакой».
Как видно, этот сановник, приближенный к Государю, осуждал стремления Императора Пе­тра Великого и Императрицы Екатерины Вели­кой поставить Россию в число первенствующих морских держав. Император Александр I по су­ществу таких мудрых рассуждений своего са­новника неудовольствия не выражал, ибо сам придерживался такого же мнения по этому во­просу.
После ряда войн, нашествия Наполеона, разорения, пожара Москвы, огромных построек, предпринятых Государем, государственная каз­на нуждалась в средствах, морской министр маркиз де Траверсе, пользовавшийся располо­жением и дружбой Императора Александра I, сокращал кредиты на флот. В 1817 году нача­лись продажи кораблей за границу. В 1818 году были проданы Испании последние годные фре­гаты. В портах господствовал невообразимый беспорядок и чинились вопиющие злоупотре­бления. Адмирал Д. Н. Сенявин, победитель ту­рок и французов, славный флотоводец, не толь­ко талантливый моряк, но и непревзойденный моряк-дипломат, подвергся жестокой опале и в течение 13 лет влачил жалкое, убогое существо­вание.
Содержание офицерского личного состава было скудное. Офицеры и команды терпели нужду. Обыкновенно, обер-офицеры жили по несколько человек, иногда по 10 вместе. Даже холостые адмиралы имели одну общую кварти­ру на несколько человек. Такой была, например известная в ту пору в Кронштадте квартира ад­миралов четырех братьев Быченских. Казенные квартиры были все заняты портовыми чиновни­ками. Деньги, заработанные на берегу команда­ми на вольных работах, попадали также в руки чиновников. Пища на берегу была плохая. Все поправлялись в плавании, но дальние плавания были редки. Плавали больше по Финскому за­ливу, по пресноводной «Маркизовой луже».

Из статьи Н.С. Чирикова "Император Николай I и флот" журнал "Военная быль", сентябрь 2017


ЧФ и БФ при Николае I, два мира - два Шапиро

Оригинал взят у george_rooke в ЧФ и БФ при Николае I, два мира - два Шапиро
Структура подчиненности Черноморского флота

На ЧФ структура проста до невозможности: Командующий ЧФ, которому подконтрольны 1) Канцелярия главного командира; 2) штаб Черноморского флота; 3) интендантство. Канцелярия занимается людьми, Штаб – боевыми операциями и боевой учебой, интендантство – логистикой и снабжением.

Структура подчиненности на Балтике:


Главный орган – Морское министерство во главе с Морским министром который реальной власти не имеет вообще, ибо она размазана по Управлениям.
Далее, равные права имеют органа – Адмиралтейств-совет, Управление Дежурного генерала и Главный Морской штаб. Адмиралтейств–совет – совещательный орган глав департаментов Морского министерства. Позже к Совету присобачили Морской Ученый комитет (типа нынешнего РВИО) и Управление генерал-гидрографа.
Управление дежурного генерала имело в подчинении Инспекторский и Аудиторский департаменты, но Дежурный генерал мог только констатировать факт растрат или ненадлежащих работ, повлиять он на них не мог. Таким образом, на флоте реально рулил Главный Морской штаб, в который впихнули:
- Канцелярию начальника Главного Морского штаба
- Управление Генерал-Гидрографа (отняли у Адмиралтейств-совета)
- Управление Дежурного Генерала (который считал свое ведомство отдельной епархией и со Штабом контактировал мало)
- Инспекторский и Аудиторский департаменты (как подчиненные Генерал-Гидрографу)
- Управление Генерал-Интенданта
- Управление Штаб-Доктора
- Департамент корабельных лесов.

Таким образом, Главный морской штаб сам принимал решения, сам себе строил корабли, сам себе отчитывался о выполнении, и сам себя проверял до кучи! Прекрасное заведение!
Можно сказать, что и на Черном море сами себе то же самое, НО – там все было подчинено отдельному человеку – командующему флотом, с которого и был главный спрос. Напомню пример Грейга, который подал отчет по бухгалтерии ЧФ, и когда в отчете нашли ошибки, и попросили их объяснить – Грейг в результате слетел с поста командующего.
В Главном же Штабе заседали Начальник Штаба, Генерал-Гидрограф, Инспектор Морской Артиллерии, Инспектор Морской Строительной части, Начальник Военно-Походной Канцелярии Е.И.В., Эскадр-Майор Е.И.В., Флаг-офицеры, генералы и адъютанты Е.И.В., то есть орган абсолютно коллективный, и ответственность его размазана по всем участникам Штаба. Недаром Путятин смеялся на эту тему: «таковое число бездельников едва ли может быть размещено на корабле Главнокомандующего без стеснения рядовых матросов».
Таким образом, князюшка Меншиков создал избыточную бюрократическую структуру, где сидела куча чиновников, получавших деньги от государства, но не имевших реальной ответственности за эти деньги. Проще говоря, это была обычная синекура.
Ах, да, забыл совсем Портовое управление, которое сняло с портовых капитанов все возможные обязанности, и возложило их на себя. При этом Главному Морскому Штабу подчинялись порты Або, Санкт-Петербурга, Роченсальма, Кронштадта, Ревеля, Свеаборга… Пока вроде все нормально, да? Но вот вам уже то, над чем реально можно поржать – еще до кучи Казани, Архангельска и Астрахани! Управлению в Санкт-Петербурге, Карл!
Так и получилось, что на БФ работа по строительству и приведению в боевую готовность флота выродилась в борьбу за денежные потоки и обсуждения мелких дел, типа – строить ли новый причал в Астрахани или погодить? В Казани дубы сплавлять или везти на белянах? И т.д. То есть вопросы, которые вполне мог решить портовый капитан, наделенный нормальными полномочиями.


к вопросу о барбетных корветах

Оригинал взят у birserg_1977 в к вопросу о барбетных корветах
Оригинал взят у sergiovillaggio в к вопросу о барбетных корветах
Дошла до меня информация, что мой заклятый друг (он же закадычный враг) который день пугает читателей Цуси "барбетными корветами" из мартовского номера "Морской коллекции", посвященного итальянским крейсерам. Даже обещает выложить какие-то сканы, якобы уличающие автора в некомпетентности.
Что ж, избавим его от этого труда. Вот страничка из монографии Франко Баргони "Esploratori, Fregate, Corvette ed Avvisi Italiani" (даже номер страницы специально оставил, если кто проверить захочет):

(В принципе, читабельно и так, но желающие могут увеличить)

Итак, что тут можно прочесть. "Он числился деревянным барбетным корветом, то есть корветом с открытой батареей..." Таковы уж особенности национальной классификации. Особенно красиво об этом написал Дмитрий Якимович:
Не следует обманываться более поздним значением этого слова – французы, конечно, были изрядными оригиналами, но впихивать на 1800-тонный корабль бронированный барбет с крупнокалиберной пушкой им в голову не пришло. На тот момент «барбетной» во Франции называлась установка, позволявшая пушке ввести огонь не через амбразуру (порт), а поверх парапета (фальшборта, ограждения), и дававшая большие углы обстрела. Отсюда и режущая глаз современному читателю «барбетная батарея»...

Так вот - у итальянцев было точно так же. Если у кого-то есть жаление оспорить классификацию - флаг им в руки. Могу лишь посоветовать заодно поругать каких-нибудь американцев за их бронекавалерийские полки.

Балтийский флот, 1854

Оригинал взят у george_rooke в Балтийский флот, 1854
Ну и о самом интересном, ибо сейчас начнутся танцы с цифрами.
На 14 ноября 1853 года БФ имел в наличии:
26 линейных кораблей (из них 2 тимберовались), 12 фрегатов (1 тимберовался ), 9 пароходофрегатов, около 100 судов низших рангов, включая 13 малых пароходов. НО....
Во-первых, это количество не учитывает Балтийский армейский флот, о котором почему-то все забывают, п для шхер армейский флот очень полезен - это 1 плавучая батарея, 2 «голландских канонирских бота», 51 канонерская лодка (9 трёхпушечных и 42 двухпушечных), 10 иолов, 1 бомбардирская лодка, 1 гребная шхуна и 1 дозорная лодка, всего 77 единиц разного типа мелких кораблей.
Во-вторых, Каллистов, не указывая источников, пишет о 25 кораблях и 7 фрегатах, которыми Балтийский флот располагал к началу Крымской войны, Шершов — о 26 боеготовых, 8 строящихся и ремонтирующихся кораблях (включая 1 перестраиваемый в винтовой), 14 боеготовых, 6 строящихся и ремонтирующихся фрегатах (включая 3 винтовых), сколько реально - непонятно. Еще большие непонятки по реальной боеспособности кораблей, ибо летом 1853-го удалось вооружить к плаванию лишь две дивизии Балтийского флота (2-ю и 3-ю), то есть только 18 ЛК из 26. Из них признанных полностью боеспособными было признано.... набрали воздуха в грудь?... ВОСЕМЬ (8!!!) единиц. Воистину, эту страну погубит коррупция. Как там говорил Александр I? "Они украли бы мои военные линейные суда, если бы знали, куда их спрятать, и они бы похитили у меня зубы во время моего сна, если бы они могли вытащить их у меня изо рта, не разбудив меня при этом".
От активных действий решено было отказаться сразу, главный помощник императора в разработке военных планов, Паскевич, при поддержке военного министра князя Долгорукова, отдал предпочтение строго
оборонительным действиям. В результате 1 октября 1853 г. император отказался от активных действий на Балтийском море и назначил 3-ю дивизию на зимовку в Свеаборг, вместо сравнительно рано освобождавшегося ото льда Ревеля, что обрекало флот на бездействие.
Как мы видели из табличек по союзникам - они имели 9 ЛК (если не учитывать 60-пушечники) или 12 ЛК (если их учитывать), плюс - французы - 7 ЛК (еще два ЛК транспортные, вооружены эн флюйт), итого по максимуму - 20 ЛК. БФ номинально имел на 6 кораблей больше. При этом с начала апреля по май английская эскадра вообще одна была на Балтике, крейсируя между Бронхольмом и Стокгольмом, то есть преимущество наше (номинально) было еще более зримым.



Про нужность флота на Балтике в 1854-м

Оригинал взят у george_rooke в Про нужность флота на Балтике в 1854-м

«Итого в действующих войсках при Балтийском море должно быть всего до 220 тысяч чел., а с войсками местными до 275 тысяч. Цифра эта огромна. Но она определяется самою необходимостью. При меньших силах мы не можем быть спокойными, не в состоянии одержать верха над противником, и неравенством в силах неминуемо подвергнемся поражению. А понести поражение на берегах Финского залива и при устьях Невы было бы для России бедствием, еще несравненно более тяжким, чем потерять Севастополь и Крым. Но есть ли возможность собрать при Балтийском море требуемую огромную массу войск? В лето нынешнего (1854) года мы имели всего до 116 тысяч человек, считая и гвардию, ныне же части укомплектованы до 218 тысяч, а к весне вероятно будем иметь до 225 тысяч. Следовательно, если даже вся гвардия возвратится к берегам Балтийского моря, — и тогда будет еще недоставать 50 тыс. человек!» Положение критическое: «Все приведенные расчеты убеждают в том, что, при всем напряжении огромных сил России, нет возможности надежным образом защищать берега обоих морей против решительных действий обеих морских держав и в то же время иметь на сухопутной границе две армии, достаточно сильные для борьбы с западными соседями. Выдержать подобную общую войну со всей Европой Россия могла бы не иначе, как имея в поле всего до миллиона войск»

Источник: http://statehistory.ru/books/Tarle-E--V-_Krymskaya-voyna/179

Таким образом, выбор был простой - либо иметь нормальный флот, который в силах защитить свое побережье, либо...  вынуть из кармана 250 тысяч войска.
Кстати, это относится почти к любой эпохе, ну только цифра в 250 тысяч будет плавать в зависимости от протяженности береговой линии. Например Екатерина Великая, имея 29 ЛК и армейский флот почти в 300 боевых единиц в 1791 году,  могла себе позволить охранять Прибалтику и Карелию всего 32 тысячами войск, а основные войска сосредоточить в Польше против Пруссии и на юге, против турок.
Поэтому, как поется, "думайте сами, решайте сами, иметь или не иметь".


Мониторы "Пассаик" и "Каноникус" - долгая служба в России и Швеции

Оригинал взят у alternathistory в Мониторы "Пассаик" и "Каноникус" - долгая служба в России и Швеции

9 марта 1862 года, грохот орудий на Хэмптонском Рейде ознаменовал не только окончательный финал эры деревянных кораблей, но и успешный дебют принципиально нового класса броненосцев - мониторов. Названные по имени основателя класса - USS "Monitor" - эти низкобортные башенные броненосцы стали самыми смелыми и радикальными в то время отступлениями от "генеральной линии кораблестроения".

Для 1860-ых годов, мониторы действительно, были необычайным, смелым и новаторским подходом к военным кораблям. Основу флотов мира в то время составляли либо высокобортные броненосные фрегаты, либо неуклюжие броненосные плавучие батареи. И те и другие, по сути дела, являлись развитием аналогичных классов деревянных кораблей, главным отличием была броневая защита.

Collapse )




Не тот Беринг

Оригинал взят у mithrilian в Не тот Беринг
Originally posted by haritonoff at Не тот Беринг


Как зовут этого человека, я уверен, вы помните еще со школы, даже те из вас, кто прогуливал географию и не отличит по портрету Крузенштерна от Амундсена. Внешность запоминающаяся - уж больно выделяется эта добродушная домашняя физиономия в общем ряду суровых обветренных лиц прочих великих мореплавателей. Разумеется, это Витус Беринг - как учили нас в школе, капитан-командор русского флота, знаменитый мореплаватель и полярный исследователь, участник Первой и Второй Камчатских экспедиций, официальный первопроходец* пролива имени себя, первооткрыватель островов Алеутской гряды.

Так вот, правды во всем вышесказанном всего два слова - на портрете действительно изображен Витус Беринг. Вот только он никогда не жил в России, не служил на флоте и не командовал ни одной из экспедиций, а мирно работал до самой смерти в Дании придворным историографом да писал стихи на латыни.

Collapse )

По крейсерской войне

Оригинал взят у george_rooke в По крейсерской войне
Итак, 24 сентября 1863 года русская эскадра Лесовского вошла в Нью-Йорк, в составе фрегатов «Александр Невский», «Пересвет», «Ослябя» и корветов «Варяг», «Витязь». Вот самое смешное в другом. Что мы представляем? Степан Степаныч получает информацию, что началась война между Англией и Россией, смело выходит в море, и... Дюгэ-Труэны и прочие Сюркуфы плачут от зависти.
Что было на самом деле. 29 сентября, то есть через 5 дней, в Нью-Йорк заходит эскадра вице-адмирала Александра Милна в составе винтовых линкоров "Нил" (90 пушек), "Абукир" (86), "Хироу" (89), "Агамемнон" (89), винтовых фрегатов "Иммортелайт" (51), "Лайвли" (50), "Орландо" (50), шлюпов "Грейхаунд" (17), "Спайтфул" (6), "Медеа" (6), "Рейсер" (11), канлодок "Нимбе" и "Лэндрейл", а так же самоходной батареи "Террор" (16). И находится в Нью-Йорке в течение 4 недель, следя за русскими. Встречается с американскими предпринимателями (Рузвельты, Асторы, Брауны), осматривает укрепления вместе с госсекретарем Стюартом, так же посещает балы в честь англичан и т.д. Ах да, Милна принимает два раза сам президент. Ну и контролирует русских естественно.
Но об этом почему-то не пишут, хотя это не фига не секретная информация.
Таким образом, русская эскадра при гипотетическом объявлении войны в лучшем случае была бы заблокирована в Нью-Йорке, а в худшем... Ну вы понимаете. Англичане вряд ли бы стали рисковать и выпускать ее в открытое море.
Всего Североамериканская британская эскадра, базирующаяся на Галифакс и Нассау, составляла 8 ЛК, 13 ФР, и что-то около 15 малых кораблей от шлюпа и ниже.
То есть гипотетическая крейсерская война в нашем исполнении в Атлантике кончалась бы очень быстро.
Ну и еще. А было ли нашему командованию известно о силах эскадры Милна и вообще о ее присутствии? По идее, должно было быть известно, ведь Милн пришел к берегам Америки еще в 1861 году. И опять вопрос "к организаторам". Мне вот просто непонятно, о какой тогда крейсерской войне велась речь? И о каком великом таком дипломатическом ходе?
В этом плане переход эскадры Попова во Фриско и появление наших корветов у Австралии было в разы эффективнее и эффектнее, нежели присутствие нашей эскадры в Нью-Йорке.


По наводнению 1824 года.

Оригинал взят у george_rooke в По наводнению 1824 года.

Которое нанесло нашему флоту потери большие, чем любое морское сражение.

Буря нанесла тяжелый удар и по флоту. В день наводнения в кронштадтских гаванях находились 28 кораблей, 19 фрегатов, 6 бригов и до 40 транспортов и разного рода мелких судов, как то шлюпов, гемамов и др.  
В военной гавани стояли: линейные корабли «Ростислав», «Петр», «Берлин», «Принц Густав», «Кацбах», «Храбрый», «Твердый», «Борей», «Арсис», «Гамбург», «Юпитер», «Трех Святителей», «Северная звезда», «Святослав», «Трех Иерархов», «Не тронь меня», фрегаты «Автроил», «Свеаборг», «Патрикий», «Гектор», «Диана», «Легкий», «Вестовой», «Проворный», «Меркуриус», «Александр Невский», «Кастор», «Винд– Хунд», «Амфитрида», «Аргус», «Архипелаг», «Помощный», корвет «Гремящий», бриги «Олимп», «Кадьяк», «Ида», «Аякс», шлюп «Камчатка», шхуна «Радуга», Геммам № 11, транспорт «Каледония», люгер «Цербер», катер «Янус», яхта «Селигер» и 8 галетов.  
В средней гавани: линейные корабли «Финланд», «Ретвизан», «Фершампенуаз», «Сисой Великий», «Эмгейтен», «Лейпциг», «Прохор», фрегат «Поллукс», шлюпы «Ладога», «Аполлон», «Восток», «Благополучный», бриги «Коммерстракс», «Лаврентий», катера «Пегас», «Эол», геммам «Бодрый», тендер «Сверчок», лоц – судно «Филадельфия», транспорты «Урал», «Лето», «Весна», «Густав Адольф», «Мери». Шлюпы «Ладога» и «Аполлон» только в середине октября 1824 г. вернулись из кругосветных плаваний.  
В купеческой гавани: брандвахтенный фрегат «Быстрый». В Итальянском пруду: палубные боты № 5, № 7, № 10.  
Большинство крупных судов стояли в гаванях ровными рядами ошвартованные к палам (сваи, вбитые в грунт). Все суда приготовлены к зимовке – с них выгружены в арсенал орудия, снят рангоут и такелаж, экипажи переселились в береговые казармы.  
В канал Петра I были введены для разборки: линейные корабли «Князь Владимир», «Св. Андрей», «Мироносец», «Память Евстафия» «Чесма», фрегат «Константин». И вот парадокс – старые, введенные для разборки в док корабли уцелели, а новые боевые суда пришлось разобрать.  
Во время наводнения, кроме судов, стоявших в канале Петра I, удержались на своих местах только 12: в военной гавани корабли «Ростислав», «Петр», «Берлин», фрегаты «Автроил», «Патрикий», бриг «Кадьяк», геммам № 11; в средней гавани корабли «Ретвизан», «Фершампенуаз», «Сысой Великий», бриг «Коммерстракс»; в купеческой гавани фрегат «Быстрый».  
Сорванные корабли волнами носило по гавани, нанося повреждения малым судам. На шлюп «Восток» навалился корабль «Прохор», обломал всю корму и оборвал кормовые швартовы, затем сорвавшийся со швартовов корабль «Лейпциг», который оборвал у шлюпа носовые швартовы отчего «Восток» нанесло на пороховой амбар в средней гавани и бросило на камни у военного моста. «Прохор» и «Лейпциг» нанесли «Востоку» больше повреждений, чем полярные льды.  
Корабль «Лейпциг» и транспорт «Лето» навалились на лоц. судно «Филадельфия», оборвали ему швартовы и прижали к мокрому доку.  
На маячное судно, стоявшее у мокрого дока, нанесло корабль «Прохор», который сорвал маячное судно со швартовов, и его унесло через пристань военной гавани к осту с находившимися на судне матросом и припасами. Бот № 7 ветром принесло из Итальянского пруда в военную гавань. 
Страшную картину разрушения представляли оторванные от палов суда, свалившиеся друг с другом, протащенные между рядами пал и, наконец, становившиеся на мель или на сваи и на обломки разрушающихся гаванских укреплений. В военной гавани большие суда прибивало к северной стенке, а некоторые мелкие, через разрушенные части стен, выносило даже из гавани. Обломки судов находили в окрестностях в течение еще пяти лет. В одну ночь Балтийский флот потерял большую часть судов.