?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
ksologub

Разоблачаем ! Существует ли феномен племени хунза ?

Оригинал взят у masterok в Разоблачаем ! Существует ли феномен племени хунза ?

Hunza00

Давайте для начала определимся, какая информация об этом племени массово существует в интернете, а потом попытаемся выяснить миф это или нет. Итак …


Есть на Земле удивительное племя, члены которого не знают никаких болезней. Они живут в очень суровых условиях в недоступном высокогорном краю на севере Индии, в штате Джамму и Кашмир, на берегу реки Хунзы, в 100 километрах от самого северного города Индии Гилгита, и называют себя хунзакутами. Впервые о них рассказал европейцам талантливый английский военный врач Мак Каррисон, в начале XX века14 лет лечивший больных в этом забытом Богом районе.


Все племена, которые там живут, не блещут здоровьем, но за все годы работы Мак Каррисон не встретил ни одного больного хунзакута. Даже зубная боль и расстройство зрения им неизвестны. В 1963 году хунзакутов посетила французская медицинская экспедиция, с разрешения вождя этого племени французы провели перепись населения, которая показала, что средняя продолжительность жизни у хунзакутов составляет 120 лет. Они живут и более 160 лет, женщины даже в преклонные годы сохраняют способность к деторождению, не посещают врачей, да и врачей там попросту нет.


Все европейские наблюдатели отмечали, что единственное отличие хунзакутов от соседей – рацион, основа которого – пшеничные лепешки из цельной муки и фрукты, главным образом абрикосы. Всю зиму и весну они к этому ничего не добавляют, так как и добавлять нечего. Несколько горстей пшеничных зерен и урюка – вот и вся суточная еда.


Хунзакутам свойственны, прежде всего, оптимизм, спокойствие, юмор и гостеприимство. Управляют ими король и совет старейшин, у них нет ни полиции, ни тюрем. Дело в том, что в этом обществе нет и не бывает нарушений общественного порядка и преступлений. Люди, дожившие до преклонного возраста, пользуются огромным уважением и непререкаемым авторитетом. Старческое слабоумие и одряхление им совершенно не свойственны.



Hunza01

Значит, существует некий образ жизни, приближающийся к идеальному, когда люди чувствуют себя здоровыми, счастливыми, не стареют, как в других странах, уже к 40-50-летнему возрасту. Любопытно, что жители долины Хунза, в отличие от соседних народностей, внешне очень похожи на европейцев (как и калаши, которые живут совсем рядом).


Согласно легенде, расположенное здесь карликовое горское государство основала группа воинов армии Александра Македонского во время его Индийского похода. Они, естественно, установили тут строгую боевую дисциплину — такую, что жителям с мечами и щитами пришлось и спать, и есть, и даже плясать…


Hunza02


При этом хунзакуты с легкой иронией относятся к тому, что кого-то еще в мире называют горцами. Ну, в самом деле, не очевидно ли, что с полным правом это имя должны носить лишь те, кто живет возле знаменитого «места горной встречи» — точки, где сходятся три высочайшие системы мира: Гималаи, Гиндукуш и Каракорум. Из 14 пиков-восьмитысячников Земли пять находятся поблизости, в том числе вторая после Эвереста К2 (8 611 метров), подъем на которую в альпинистском сообществе ценится даже больше, чем покорение Джомолунгмы. А что сказать о не менее прославленной здешней «вершине-убийце» Нанга-Парбат (8 126 метров), похоронившей рекордное число восходителей? А о десятках семи- и шеститысячников, буквально «толпящихся» вокруг Хунзы?

Пройти через эти скальные массивы будет не под силу, если вы не спортсмен мирового уровня. Вы сможете лишь «просочиться» узкими перевалами, ущельями, тропами. Издревле эти редкие артерии контролировались княжествами, которые облагали значительной пошлиной все проходящие караваны. Хунза считалась среди них одним из самых влиятельных.

В далекой России про этот «затерянный мир» известно немного, причем по причинам не только географическим, но и политическим: Хунза, наряду с некоторыми другими долинами Гималаев, оказалась на территории, за которую почти 60 лет ведут яростный спор Индия и Пакистан (главным его предметом остается куда более обширный Кашмир).


СССР — от греха подальше — всегда старался дистанцироваться от конфликта. К примеру, в большинстве советских словарей и энциклопедий та же К2 (другое имя — Чогори) упомянута, но без указания местности, в которой она находится. Здешние, вполне традиционные названия были стерты и с советских карт, и, соответственно, из советского новостного лексикона. Но вот что удивительно: в Хунзе про Россию как раз знают все.


Hunza04


Два капитана


«Замком» многие местные жители почтительно называют Балтитский форт, нависающий со скалы над Каримабадом. Ему уже около 700 лет, и в свое время он служил местному независимому правителю и дворцом мира, и крепостью. Не лишенный импозантности снаружи, изнутри Балтит кажется мрачным и сырым. Полутемные помещения и бедная обстановка — обычные горшки, ложки, гигантская печь… В одном из помещений в полу люк — под ним мир (князь) Хунзы держал своих личных пленников. Светлых и больших помещений немного, пожалуй, лишь «балконный зал» производит приятное впечатление — отсюда открывается величественный вид на долину. На одной из стен этого зала — коллекция старинных музыкальных инструментов, на другой — оружие: сабли, мечи. И шашка, подаренная русскими.


В одной из комнат висит два портрета: британского капитана Янгхазбенда и русского капитанаГромбчевского, которые решили судьбу княжества. В 1888 году на стыке Каракорума и Гималаев чуть не появилась русская станица: когда к тогдашнему миру Хунзы Сафдару Али прибыл с миссией русский офицер Бронислав Громбчевский. Тогда на границе Индостана и Средней Азии шла Большая Игра, активное противостояние двух сверхдержав XIX века — России и Великобритании. Не только военный, но и ученый, а впоследствии даже почетный член Императорского географического общества, этот человек не собирался завоевывать для своего царя земли. Да и было с ним тогда всего шестеро казаков. Но все же речь шла о скорейшем устройстве торговой фактории и политическом союзе. Россия, имевшая к тому времени влияние на всем Памире, устремила теперь свой взор к индийским товарам. Так капитан вступил в Игру.


Сафдар очень тепло принял его и охотно заключил предлагаемое соглашение — он опасался напиравших с юга англичан.


И, как оказалось, не без оснований. Миссия Громбчевского не на шутку встревожила Калькутту, где в то время находился двор вице-короля Британской Индии. И хотя специальные уполномоченные и шпионы успокаивали власти: вряд ли стоит опасаться появления русских войск на «макушке Индии» — с севера в Хунзу ведут слишком трудные перевалы, к тому же закрытые снегом большую часть года, — сюда было решено срочно отправить отряд под командованием Фрэнсиса Янгхазбенда.

Оба капитана были коллегами — «географами в погонах», они не раз встречались в памирских экспедициях. Теперь им предстояло определить будущее бесхозных «хунзакутских бандитов», как их называли в Калькутте.


В Хунзе тем временем потихоньку появлялись русские товары, оружие, а во дворце Балтит появился даже парадный портрет Александра III. Далекое горское правительство начало дипломатическую переписку с Санкт-Петербургом и предложило разместить у себя казачий гарнизон. А в 1891 году из Хунзы пришло сообщение: мир Сафдар Али официально просит о приеме его со всем народом в российское подданство. Эта весть скоро дошла и до Калькутты, в результате 1 декабря 1891 года горные стрелки Янгхазбенда захватили княжество, Сафдар Али бежал в Синьцзян. «Дверь в Индию для царя захлопнута», — написал британский оккупант вице-королю.


Так что, российской территорией Хунза считала себя всего четыре дня. Правитель хунзакутов пожелал видеть себя русским, но официального ответа так и не успел получить. А британцы закрепились и держались тут до самого 1947 года, когда в ходе распада получившей независимость Британской Индии княжество вдруг оказалось на территории, подконтрольной мусульманам.


Сегодня Хунза управляется пакистанским Министерством по делам Кашмира и Северных территорий, но теплая память о несостоявшемся исходе Большой Игры, осталась.


Более того, местные жители спрашивают у русских туристов, почему так мало туристов из России. При этом британцы, хотя и ушли почти 60 лет назад, до сих пор их хиппи наводняют территории.


Hunza05

Абрикосовые хиппи

Считается, что Хунзу заново для Запада открыли именно хиппи, которые бродили в 1970-е годы по Азии в поисках истины и экзотики. Причем, популяризовали это место настолько, что даже обычный урюк американцы сегодня называют Hunza Apricot. Впрочем, сюда «детей цветов» влекли не только эти две категории, но и индийская конопля.

Одна из основных достопримечательностей Хунзы — ледник, который широкой холодной рекой спускается в долину. Впрочем, на многочисленных террасные полях выращивают картофель, овощи и коноплю, которую здесь не сколько курят, как добавляют в качестве приправы к мясным блюдам и супам.


Что же касается молодых длинноволосых ребят с надписью Hippie way на майках — то ли настоящих хиппи, то ли любителей ретро, — то они в Каримабаде а в основном уплетают абрикосы. Это, несомненно, главная ценность хунзакутских садов. Весь Пакистан знает, что только здесь растут «ханские плоды», которые сочатся ароматным соком еще на деревьях.


Хунза привлекательна вовсе не только для радикальной молодежи — сюда едут и любители горных путешествий, и поклонники истории, и просто любители забраться подальше от родины. Дополняют картину, конечно, многочисленные скалолазы…


Поскольку долина находится на полдороги от Хунджерабского перевала до начала индостанских равнин, хунзакуты уверены, что контролируют путь вообще в «верхний мир». В горы, как таковые. Трудно сказать, действительно ли это княжество когда-то основали солдаты Александра Великого, или это были бактрийцы – арийские потомки когда-то единого великого русского народа, но какая-то тайна в появлении этого небольшого и самобытного в своем окружении народа, безусловно, есть. Говорит он на своем собственном языке бурушасхи (Burushaski, родство которого до сих пор не установлено ни с одним из языков мира, хотя все здесь знают и урду, а многие — английский), исповедует, конечно, как и большинство пакистанцев, ислам, но особого толка, а именно исмаилитского, одного из самых мистических и таинственных в религии, который исповедует до 95% населения. Поэтому в Хунзе вы не услышите привычных призывов на молитву, несущихся из динамиков минаретов. Все тихо, молитва — личное дело и время каждого.


Hunza06

Здоровье


Хунзы купаются в ледяной воде даже при 15 градусном морозе, до ста лет играют в подвижные игры, 40-летние женщины у них выглядят как девушки, в 60 лет сохраняют стройность и изящество фигуры, а в 65 лет ещё рожают детей. Летом они питаются сырыми фруктами и овощами, зимой — высушенными на солнце абрикосами и пророщенными зернами, овечьей брынзой.


Река Хунза являлась естественной преградой для двух средневековых княжеств Хунза и Нагар. С XVII века эти княжества постоянно враждовали, воровали друг у друга женщин и детей и продавали в рабство. И те, и другие жили в укрепленных деревнях. Интересно еще одно: у жителей есть период, когда фрукты еще не поспели — он зовется «голодной весной» и продолжается от двух до четырех месяцев. В эти месяцы они почти ничего не едят и лишь раз в день пьют напиток из сушеных абрикосов. Такой пост возведен в культ и строго соблюдается.


Шотландский врач МакКаррисон, первым описавший Счастливую долину, подчеркивал, что потребление белков там находится на низшем уровне нормы, если вообще это можно назвать нормой. Суточная калорийность хунзы составляет в среднем 1933 ккал и включает в себя 50 г белка, 36 г жира и 365 углеводов.


Шотландец жил в непосредственной близости от долины Хунза в течение 14 лет. Он пришел к выводу, что именно диета является основным фактором долголетия этого народа. Если человек питается неправильно, то от болезней его не спасет и горный климат. Поэтому не удивительно, что соседи хунза, живущие в тех же климатических условиях, страдают самыми различными заболеваниями. Их продолжительность жизни в два раза короче.


Hunza07


7. Мак Каррисон, вернувшись в Англию, поставил интересные эксперименты на большом количестве животных. Одни из них питались обычной пищей лондонской рабочей семьи (белый хлеб, сельдь, сахар- рафинад, консервированные и вареные овощи). В итоге в этой группе стали появляться самые разнообразные «человеческие болезни». Другие же животные находились на диете хунза и на протяжении всего опыта оставались абсолютно здоровыми.


В книге «Хунзы — народ, который не знает болезней» Р. Бирхер подчеркивает следующие очень существенные достоинства модели питания в этой стране:

— прежде всего оно вегетарианское;

— большое количество сырых продуктов;

— в ежедневном рационе преобладают овощи и фрукты;

— продукты естественные, без всякой химизации и приготовленные с сохранением всех биологически ценных веществ;

— алкоголь и лакомства потребляют исключительно редко;

— очень умеренное потребление соли; продукты, выращенные только на своей отечественной почве;

— регулярные периоды голодания.


К этому надо добавить и другие факторы, благоприятствующие здоровому долголетию. Но способ питания имеет здесь, несомненно, очень существенное, решающее значение.


Hunza08


8. В 1963 году в Хунзе побывала французская медицинская экспедиция. В результате проведенной ею переписи населения было выяснено, что средняя продолжительность жизни у хунзакутов составляет 120 лет, что вдвое превышает этот показатель среди европейцев. В августе 1977 года в Париже не международном раковом конгрессе было сделано заявление: «В соответствии с данными геоканцерологии (науки по изучению раковых заболеваний в разных регионах мира) полное отсутствие раковых заболеваний имеет место только среди народности хунза».

9. В апреле 1984 г. одна из гонконгских газет сообщила о следующем удивительном случае. Один из хунзакутов, которого звали Саид Абдул Мобут, прибывший в лондонский аэропорт Хитроу, привел в недоумение работников эмиграционной службы, когда предъявил паспорт. В соответствии с документом, хунзакут родился в 1823 году и ему исполнилось 160 лет. Сопровождавший Мобуда мулла отметил, что его подопечный считается святым в стране Хунза, славящейся своими долгожителями. У Мобуда отличное здоровье и здравый рассудок. Он прекрасно помнит события, начиная с 1850 г.

О своем секрете долголетия местные жители говорят просто: будь вегетарианцем, трудись всегда и физически, постоянно двигайся и не меняй ритма жизни, тогда и проживешь лет до 120-150. Отличительные черты хунз как народа, обладающего «полноценным здоровьем»:


1) Высокая трудоспособность в широком смысле слова. У хунзов эта трудоспособность проявляется как во время работы, так и во время плясок и игр. Для них пройти 100–200 километров — все равно, что для нас совершить короткую прогулку возле дома. Они необычайно легко взбираются на крутые горы, чтобы передать какое-то известие, и возвращаются домой свежие и веселые.


2) Жизнерадостность. Хунзы постоянно смеются, они всегда в хорошем расположении духа, даже если голодны и страдают от холода.


3) Исключительная стойкость. «У хунзов нервы крепкие, как канаты, и тонкие и нежные, как струна,— писал МакКарисон.— Они никогда не сердятся и не жалуются, не нервничают и не выказывают нетерпения, не ссорятся между собой и с полным душевным спокойствием переносят физическую боль, неприятности, шум и т. п.».



Hunza09

А вот теперь что пишет путешественник СЕРГЕЙ БОЙКО


Выделенные жирным шрифтом фрагменты текста в начале поста – не соответствуют истине. Говорят, что первоисточником этого текста о Шангри-Ле или одной из вариаций такого текста была «Неделя» (газета-приложение к «Известиям») в номере которой в конце 1964 года появилась статья, перепечатанная из французского журнала «Констелласьон».


В тех или иных вариациях эти тексты гуляют по Сети и продолжают обрастать фантастическими подробностями. Терпение лопнуло, когда в одной из таких небылиц появились мои фотографии Хунзы.


Долина Хунзы, какой ее видели эмиры княжества



С террасы королевского дворца – Балтит-форта







Уже при прочтении приведенного выше мифа бросаются в глаза странности вроде той, что, если женщины у хунзакутов могут рожать детей даже в преклонном возрасте, и все знают, какие многодетные семьи у мусульман, то непонятно, почему до сих пор хунзакутов всего 15 тысяч. В общем, если смотреть с точки зрения банальной логики, то уже все очевидно, если же присовокупить к этому не менее банальную статистику, то… бедные вегетарианцы.


Это, разумеется, не нападки на вегетарианство – я исхожу из того, что каждый волен есть то, что ему хочется. Это нападки на подтасовку фактов. О желании верить в то, что подтверждает правильность твоего образа жизни, уже сколько писали психологи. На это сплошь и рядом попадаемся все мы, но это полбеды. Вторая половина – тенденция к размягчению мозгов у читателей. В точных науках заниматься профанацией трудно, специалист в два счета раскусит. А вот гуманитарная сфера… Как правило, серьезную научную проблему с наскока понять невозможно, придется подумать и напрячься. Однако все больше текстов сейчас не научные или научно-популярные, они не тянут даже на репортаж – легко усвояемая жвачка, не более.


Ну что ж, миф есть, даешь разоблачение!


Если отталкиваться от текста приведенной выше небылицы про Хунзу, очевидно, что первая его половина взята из материалов, написанных до 1947 года, то есть до получения Индии и Пакистаном независимости. По тексту хунзакуты живут в очень суровых условиях на севере Индии, в штате Джамму и Кашмир, на берегу реки Хунзы, в 100 километрах от самого северного города Индии Гилгита.


Начиная с 1947 года, Хунза – это север Пакистана, равно как и город Гилгит, который – совершенно верно – примерно на 100 километров южнее Хунзы.



Два красных верхних кружка Балтит – столица бывшего княжества Хунза и Гилгит – столица одноименного бывшего княжества, позже – британского Гилгитского агентства



Указатель в районе Гилгита. Русские надписи – потому как до территории бывшего СССР отсюда недалеко



Талантливый английский военный врач Мак Каррисон, который 14 лет лечил больных в этом забытом Богом районе, во-первых, был в регионе 7 лет, а не 14, звали его Робертом Маккаррисоном (Robert McCarrison), а не Маком Каррисоном и, конечно, он был далеко не первым европейцем, писавшим про Хунзу и народ, ее населяющий. Одним из первых был британский полковник Джон Бидделф (John Biddulph), живший в Гилгите с 1877 по 1881 годы. Этот военный и по совместительству исследователь широкого профиля написал объемный труд «Племена Гиндукуша» (Tribes of Hindoo Kush), в котором в том числе описаны и хунзакуты.


Что касается доктора Ральфа Бирхера, посвятившего годы исследованию жизни хунзакутов, эти исследования принимать во внимание не стоит, так как Бирхер (Ralph Bircher) не то что в Хунзе не был, его нога вообще не ступала на полуостров Индостан, все «изыскания» Бирхер проводил, не выходя из дома. Тем не менее он зачем-то написал книгу под названием «Хунзакуты, народ, который не знает болезней» (Hunsa, das Volk, das keine Krankheit kannte).


(То же самое и в случае Джерома Родейла (Jerome Rodale), опубликовавшего в США в конце 1940-х книгу «Здоровые хунзакуты» (The healthy Hunzas). Книга эта стала крайне популярной ввиду того, что как раз в этот момент у американцев начался бум здорового питания. Издание способствовало укоренению мифа о Хунзе в США. Родейл, кстати, в предисловии честно пишет, что никогда не был в Индии и все данные про Хунзу брал из британских военных источников.)


Вторым из наиболее ранних посетителей Хунзы был русский военный, востоковед, разведчик и путешественник Бронислав Громбчевский, участник так называемой Большой игры – противостояния между Российской и Британской империями. Громбчевский с разведывательным отрядом из нескольких казаков пришел с севера и пытался убедить эмира (мира) Хунзы сотрудничать с Россией.


Третьим стал «последний искатель приключений» Британской империи Френсис Янгхазбенд, который был отправлен Хунзу в противовес Громбчевскому, о чем подробно писалось здесь. Впоследствии в 1904 году Янгхазбенд возглавил отряд британских войск, захвативший Тибет, о чем упоминалось здесь.


Однако вернемся к Маккаррисону. Он проработал на должности хирурга в Гилгите с 1904 по 1911 год и, по его словам, не обнаружил у хунзакутов расстройств пищеварения, язвы желудка, аппендицита, колита и рака. Однако упор в исследованиях Маккаррисон делал на заболевания, лишь связанные с питанием. Множество других болезней осталось вне поля его зрения. Причем не только по этой причине.



Вот это фото, сделанное мною в Хунзе в 2010 году, появилось в ряде небылиц. На плетеном блюде сушатся помидоры



Во-первых, Маккаррисон жил и работал в административной столице Гилгитского агентства. Работа эта невыездная, так как своих больных в Гилгите предостаточно, плюс те, кто приходил из близлежащих деревень.


Врачи, служившие здесь, изредка делали объезды подведомственной и поистине гигантской для одного врача территории, нигде подолгу не задерживаясь. Изредка – это раз в год и только в сезон – когда перевалы свободны от снега. На тот момент дороги до Хунзы не существовало, были лишь караванные тропы, путь был очень нелегким и занимал 2 – 3 дня.


А какой больной, тем более тяжело больной будет в состоянии пройти более сотни километров по страшной жаре летом (испытано на себе) или по весьма неприятному холоду зимой к европейскому, тем более британскому (!) врачу? Ведь в 1891 году англичане провели успешную военную операцию по захвату княжества, присоединили его к Британской империи, и можно предположить, что любить англичан особых поводов у хунзакутов не было.


Одна из улиц в Гилгите сегодня. Уже весной температура здесь может достигать плюс 40 градусов



Если добавить к этому мелочи вроде того, что, например, женщины-мусульманки с гинекологическими проблемами никогда и ни при каких условиях в то время (да и сейчас, полагаю) не пошли бы к врачу-мужчине, да еще и неверному, то очевидно, что статистика, которую собиралталантливый врач Маккаррисон, далека от реального положения вещей в княжестве Хунза. Что и подтвердили позднее другие исследователи, о трудах которых поборники вегетарианства и здорового образа жизни либо умалчивают сознательно, либо, что скорее всего, просто о них не знают. К этим трудам я вернусь чуть позже…


Ищущие страну Шангри-Ла в Хунзе предполагают, что, возможно, болезни миновали хунзакутов ввиду того, что они живут в труднодоступных краях и вообще почти не соприкасаются с чужеземцами. Это неверно. Труднодоступные эти края были поначалу для европейцев. Что касается последнего времени, с 1970-х годов ни о какой изоляции речи нет – Каракорумское шоссе – главный торговый путь между Пакистаном и Китаем пролегает как раз через Хунзу.


Вид на наиболее старую часть Хунзы – Алтит-форт и дома вокруг него. На другом берегу реки Хунзы Каракорумское шоссе



Но и ранее изоляции не существовало. В горах Каракорума и Гиндукуша не так много перевалов, через которые можно попасть из стран Центральной Азии в Индию и обратно. Через такие перевалы проходили ответвления Великого шелкового пути, по которым шли караваны. Одно из таких ответвлений – из Синьцзяна в Кашмир – контролировали хунзакуты (из Алтит-форта ущелье просматривается очень хорошо в обе стороны), они занимались регулярным грабежом и взиманием дани с караванов и путников.


«Весной 1889 года жажда путешествий вновь охватила меня, однако начальство не разрешило поездку, – пишет в то время капитан британской армии Янгхазбенд, – пришлось умирать со скуки и сдувать пылинки с мундира. И вот когда мои мучения достигли предела, прибыла телеграмма из Лондона из министерства иностранных дел с приказом провести разведку северных границ Кашмира в районе, где находится страна хунзакутов или канджутов, как называют их жители Синьцзяна. Хунзакуты постоянно совершали набеги на соседние страны. Не только жители Балтистана опасались их, но и кашмирские войска в Гилгите, то есть на юге, и кочевники-киргизы на севере пребывали в страхе в ожидании нападения.


Когда в 1888 году я был в том районе, до меня дошел слух об очередной дерзкой атаке на караван киргизов, большое число которых хунзакуты либо убили, либо захватили в рабство. Киргизы больше не стали терпеть и обратились с петицией к китайскому императору, однако тот остался глух к просьбам. Тогда кочевники попросили о помощи Британию, и в итоге мне было поручено договориться с эмиром Хунзы».


Договориться с эмиром Янгхазбенду не удалось. Сидевший на троне Хунзы в то время эмир Сафдар Али был жесток и глуп. Янгхазбенд вспоминал потом, что эмир считал британскую королеву и русского царя едва ли не равными себе эмирами соседних княжеств. Правитель сказал буквально следующее: «Мое княжество – только камни и лед, пастбищ и возделанной земли совсем немного. Набеги – единственный источник дохода. Если королева Британии хочет, чтобы я прекратил грабить, пусть выделяет мне субсидии».


Именно поэтому британцы и начали военную кампанию против Хунзы – ее правитель слишком уж прочные начал устанавливать связи с Россией и Китаем, слишком рассчитывал на помощь этих империй, и слишком безнаказанным себя чувствовал, занимаясь грабежами. За что и поплатился. Ход военной операции замечательно описан в книге Эдварда Найта «Там, где встречаются три империи» (Edward Knight «Where Three Empires Meet»).


***


Так что хунзакуты были далеко не так миролюбивы, как хотелось бы вегетарианцам. Однако насчет того, что в Хунзе сейчас нет ни полиции, ни тюрем, так как в этом обществе нет и не бывает нарушений общественного порядка и преступлений, все правильно… Авторы мифа о Хунзе приписывают эти особенности вегетарианству хунзакутов и забывают лишь упомянуть, что преступности почти нет во всем Гилгит-Балтистане. Хотя в последнее время случилось несколько неприятных исключений, например, вот это.




Гилгит-Балтистан на карте фонда Ага-хана (за исключением Читрала). На всю эту территорию был один-единственный британский врач






Север Пакистана – один из самых спокойных регионов страны – это можно прочесть в любом туристическим проспекте, и это правда ввиду немногочисленности населения и удаленности территорий от крупных городов.


***


Среди всего объема доступной литературы про Хунзу имело смысл выбрать те документы, авторы которых не повернуты на эзотерике либо вегетарианстве и которые долго прожили в Хунзе и занимались наблюдениями и изысканиями. Подавляющее же большинство путешественников попадало в Хунзу ненадолго и, как правило, только в сезон, то есть летом.


В результате поисков в руки попала книга Джона Кларка «Хунза. Затерянное гималайское королевство» (John Clark «Hunza – Lost Kingdom of the Himalayas»). Кларк – американский ученый, отправившийся в княжество с целью поиска полезных ископаемых в 1950 году. Это была основная его цель, кроме того, он планировал организовать школу деревообработки, познакомить хунзакутов с достижениями сельского хозяйства США и устроить в княжестве лазарет или мини-госпиталь.


В общей сложности Кларк провел в Хунзе 20 месяцев. Особенно интересна статистика лечения хунзакутов, которую он, как и подобает настоящему ученому, скрупулезно вел.


И вот что он пишет: «За время своего пребывания в Хунзе я лечил 5 тысяч 684 пациента (население княжества – на тот момент менее 20 тысяч человек)». То есть более пятой, а то и четвертая часть хунзакутов нуждались в лечении. Какие же были болезни? «К счастью, у большинства были легко диагностируемые заболевания: малярия, дизентерия, глистные инвазии, трахома (хроническое инфекционное заболевание глаз, вызываемое хламидиями), трихофития (стригущий лишай), импетиго (кожная сыпь, причиной которой являются стрептококки либо стафилококки). Кроме того, Кларк описал один случай цинги и диагностировал у хунзакутов серьезные проблемы с зубами и глазами, особенно у стариков.


О кожных заболеваниях у детей, вызванных недостатком витаминов, писал и полковник Дэвид Лоример (David Lockart Robertson Lorimer), представлявший британское правительство в Гилгитском агентстве в 1920 – 1924 годах и живший в Хунзе с 1933 по 1934 год: «после зимы дети хунзакутов выглядят истощенными и страдают различного вида кожными болезнями, которые проходят лишь, когда земля дает первые урожаи». Полковник был, кстати, замечательным лингвистом, его перу в числе прочих принадлежат три книги «Грамматика», «История» и «Словарь» языка бурушаски (The Burushaski Language. 3 vols.), на котором разговаривают хунзакуты и который не входит ни в одну языковую группу.


Проблемы с глазами, особенно у пожилых хунзакутов, были вызваны тем, что в домах топили «по-черному», а дым от очага хоть и выводился через отверстие в крыше, все равно ел глаза.



Аналогичное устройство крыш можно увидеть и в кишлаках Средней Азии. «Через эту дыру в потолке уходит не только дым, но и тепло», – писал Янгхазбенд






Ну, и что касается вегетарианства… Не только в Хунзе, но и – опять же – во всем Гилгит-Балтистане люди живут бедно и едят мясо только по большим праздникам, в том числе религиозным. Кстати, последние до сих пор часто связаны не с исламом, а с доисламскими верованиями, отголоски которых очень даже живы на севере Пакистана. Ритуал на фото ниже, буде исполнен где-нибудь в Центральном Пакистане, где живут ортодоксальные мусульмане, привел бы к убийству за мракобесие.


Шаман пьет кровь жертвенного животного. Северный Пакистан. Район Гилгита, 2011 год. Фото Afsheen Ali



Если бы была возможность есть мясо чаще, хунзакуты бы его ели. Вновь слово доктору Кларку: «забив одну овцу на праздник, большая семья может позволить себе питаться мясом целую неделю. Так как большинство путешественников оказываются в Хунзе только летом, отсюда возникли нелепые слухи о том, что жители страны – вегетарианцы. Просто они могут позволить себе есть мясо в среднем две недели в году. Поэтому они съедают убитое животное целиком – мозг, костный мозг, легкие, требуха – все идет в пищу за исключением трахеи и гениталий».


И еще: «так как диета хунзакутов бедна жирами и витамином D, у них плохие зубы, у доброй половины бочкообразная грудная клетка (один из признаков несовершенного остеогенеза), признаки рахита и проблемы с опорно-двигательным аппаратом».


Хунза, действительно, красивое место. Здесь достаточно мягкий микроклимат, который создают окружающие горы. Здесь, действительно, была одна из немногих точек, где еще совсем недавно сходились три империи – Российская, Британская и Китайская. Здесь до сих пор сохранилась уникальная доисторическая наскальная живопись, здесь на расстоянии вытянутой руки полно шести- и семитысячников и да, в Хунзе, равно как и в Гилгите и в Скарду, растут замечательные абрикосы. Попробовав первый раз урюк в Гилгите, я не мог остановиться и съел его где около полукило – причем немытого, наплевав на последствия. Ибо таких вкусных абрикосов раньше пробовать не доводилось. Это все – реальность. Зачем придумывать сказки?



[источники]

источники


http://navostok.net/hunza-the-land-of-vegetarians-and-longlivers/


http://vegetarianskij.ru/xunza-narod-ne-znayushhij-boleznej-mif/


http://asiarussia.ru/articles/3986/





Вспомним еще действительно ли Калаши — потомки армии Македонского ? и Как у Пакистана появилось ядерное оружие ?




Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=53105