?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
ksologub

Уездная полиция

Оригинал взят у lubitel в Уездная полиция
В отличии от городских полицейских управлений, штат уездных полиций всех губерний Российской Империи, по общему учреждению управляемых, был утвержден законодательно и являлся одинаковым.
Главой полицейского управления в уезде являлся исправник. По «Нормальному штату», это была должность 7 класса, с содержанием 1500 рублей в год. У каждого исправника был помощник (8 класс должности, 1000 рублей содержания). В уездном полицейском управлении полагался секретарь (10 класс, 400 рублей в год), два столоначальника и регистратор. Кроме этого исправник, на отпускаемые ему деньги нанимал писцов, рассыльных и сторожей. В его воле было назначить писцов канцелярскими служителями (об этом я писал выше).
Полицией непосредственно уездного города мог руководить либо полицейский надзиратель (если городок был небольшим), либо городской пристав (в более крупных городах). У такого пристава даже мог быть помощник. Если уездный город был большим, но не смотря на это, собственной полиции ему не полагалось, то в таком городе тоже могло быть несколько участков, или даже частей, каждой из которых заведовал полицейский надзиратель, или пристав. В таком крупном городе могли быть и околоточные надзиратели.
Интересно, что именно о полицейском, а не об околоточном надзирателе, идет речь в рассказе А.П. Чехова «Хамелеон».
Совсем небольшие города полицейских исполнительных чиновников не имели, если это был уездный город, то в нем полицией руководил помощник исправника, а если это был заштатный городишко, то его под свою опеку брал становой пристав.
Полицейские надзиратели с полицейской командой, кроме того, могли быть на железнодорожных станциях (они отвечали непосредственно за станционный поселок, линию отчуждения железной дороги обслуживали жандармы), на заводах, в шахтах, рудниках, в крупных селах и поселках.
Естественно, что в населенных пунктах, в которых имелись исполнительные чиновники полиции, были и городовые (по приведенном в посту про городскую полицию нормам)
Уезд делился на несколько станов, во главе каждого из которых стоял становой пристав. Он должен был проживать на территории стана, его «офис» назывался становой квартирой. Должность станового находилась в 9 классе, он получал 600 рублей в год.
На отпускаемые ему 300 рублей в год, он должен был нанимать письмоводителя и содержать канцелярию. До 1903 года становому приставу подчинялись урядники, сотские и десятские.
Должность урядника была учреждена в 1878 году. Это нижний чин уездной полиции, нынешний аналог – сельских участковый. Существовали пешие и конные урядники.
Характерным является следующее обстоятельство: когда должность урядника вводилась, им были присвоены погоны, аналогичные погонам околоточных надзирателей, хотя права производства в классный чин урядники не имели. Таким образом, государство, как бы подчеркивало, что урядник, хоть и нижний чин, но не простой, а стоящий практически рядом с «вашим благородием» (аналогичные погоны носили гражданские чиновники некоторых ведомств, занимавшие классные должности, но чина не имевшие). Но в 1888 году, погоны у урядников были изменены – они стали практически такими же как у городовых. В сословной России, это изменение было важным. Если раньше крестьяне, огромная часть которых служила в армии, видели в уряднике большого начальника, то теперь он для них становился обыкновенным унтером. Унтер в деревне конечно тоже фигура, но все же…
Должность сотского и десятского была выборной, их выбирал сельский сход, сотского – от части стана, называемой сотней, десятских – от селений. Если сход не находил кандидата, то общество скидывалось и десятского или сотского нанимало, заключив с ними договор. Десятские подчинялись сотским, а те – уряднику и становому. В их обязанности входило поддержание общественного порядка, помощь в розыске и задержании подозреваемых в правонарушениях, охрана арестованных при становой квартире, их конвоирование, работа рассыльных. На практике сотские и десятские становились бесплатными слугами станового пристава, особенно это касалось тех, кто проживал в том населенном пункте, где была квартира станового.
В 1903 году в губерниях, по общему учреждениях управляемых была введена уездная полицейская стража. Должность полицейского урядника в этих губерниях была ликвидирована, взамен была введена должность урядника полицейской стражи. Казалось, простое изменение названия, но отличия были весьма значительными. Количество урядников увеличилось: теперь урядник полагался в каждой волости. Была изменена и форма его обмундирования, у него вновь появились погоны, аналогичные погонам околоточных, более того, после пяти лет службы они имели права быть назначаемы на классные полицейские должности. Ему должны были подчиняться стражники.
После учреждения уездной полицейской стражи, должности сотских упразднили, а десятских вывели из подчинения становых и урядников, подчинив их непосредственно крестьянскому самоуправлению – сельским старостам и волостным старшинам. Становому добавили 200 рублей в год на наем рассыльных и сторожей при арестантском помещении. Взамен сотских ввели должности стражников. В уезде полагалось иметь 1-го стражника на 2500 человек населения. Задумка была хорошая: вместо выбираемого или нанимаемого миром безоружного крестьянина, в помощь уряднику поступало несколько строевых нижних чинов, надлежащим образом вооруженных и экипированных. Но в 1905 году началась революция, власть свела стражников в отряды, которые дислоцировались в уездном городе, или в распоряжении станового пристава. Урядник в селе остался один на один с преступниками. Стражники в уездных городах изнывали от безделья, а урядник не знал, за какое дело хвататься. Такое положение просуществовало до 1913 года, до реформы Джунковского, который большую часть стражников из уездного города перевел «на землю», в подчинение урядников.
С этого времени уездная стража имела следующую структура: часть (до 25%) составляла конные команды, которые находились в уездном городе и при становой квартире, а оставшаяся часть стражи распределялась по уезду: в подчинении каждого урядника находилось несколько стражников.
Стража имела двойное подчинение: по всем полицейским вопросам уездная полицейской стражей подчинялась исправнику, становым и полицейским надзирателям, стражники еще и урядникам. Общее руководство вооружением, конским снаряжением и строевым обучением всей стражи в губернии осуществлял начальник ГЖУ, непосредственное – его помощник и адъютант, а при «недостатке в губернии чинов ОКЖ» - специально назначаемые офицеры этой стражи. На практике, такие офицеры были в каждой губернии. Их полагалось по одному на каждых 300 пеших или 150 конных стражников, т.е. один офицер полагался на несколько уездов.
Эти офицеры, получая неплохое содержание, непосредственным руководством стражников занимались плохо, так как свои должностные обязанности были вынуждены исполнять периодически, наездами, перемещаясь по уездам, от команды к команде. Многие из них, понимая, что из-за этого спрос с них будет невелик, вообще от исполнения своих обязанностей отлынивали.
Непосредственно, на месте, стражниками должны были руководить унтер-офицеры отдельного корпуса жандармов. Но так как их тоже не хватало, то практически повсеместно одного из стражников в команде делали старшим, он то и осуществлял ежедневное руководство командой, получая за это дополнительно до 100 рублей в год.
Урядник высшего оклада, после повышения 1906 года, получал 480 рублей в год, конному полагалось еще и 100 рублей на лошадь. Высший оклад стражника составлял – 360 рублей в год и те же 100 на лошадь.
Вообще, денежное довольствие полицейских не повышалось 44 года: с 1862 по 1906 год! Становой пристав и в 1862 и в 1905 получал по 50 рублей в месяц (меньше, чем околоточный в столице). Вот почему в рассказе Чехова «Не в духе», становой так переживает о проигрыше восьми рублей. Естественно, недостаток в средствах полицейские пытались компенсировать всеми доступными им способами.
Во время революционных событий 1905 года, про полицию наконец вспомнили, с 1 января 1906 года, денежное содержание всем полицейским было повышено. Правда повышение это было очень незначительным - всем классным чинам уездных и городских полиций (кроме Прибалтийских) – на четверть, околоточным – ни чего (только тем из них, кто получал менее 400 рублей в год, зарплату прибавили до этой суммы), городовым – старшим со 180 до 275, младшим со 150 до 215 рублей в год. Но и это небольшое повышение не коснулось ряда полицейских управлений, штат которых был утвержден законодательно.
Землевладельцы, фабриканты, общественные учреждения и частные общества могли приносить ходатайства об учреждении на их средства дополнительных должностей исполнительных чиновников, урядников, команд конной или пешей полицейской стражи. Такие ходатайства рассматривал: от землевладельцев об охране их имений – губернатор (закон принимался во время революции, нужна была оперативность в принятии решений), от иных лиц – министр внутренних дел.
Пик таких ходатайств пришелся на революционные 1905-1908 годы. В некоторых губерниях по таким ходатайствам даже были учреждены полицейские должности, законом не предусмотренные – помощники становых приставов.






Метки: