?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
ksologub

Постскриптум к плану «Барбаросса». Несокрушимая Красная Армия.

Оригинал взят у kir_bor в Постскриптум к плану «Барбаросса». Несокрушимая Красная Армия.
!Bode-St-11_01 (800x483).jpg

  Не так давно мне в руки попала книга «1941 год глазами немцев: Березовые кресты вместо железных», написанная известным британским историком Робертом Кершоу.

Книга создана на основе многочисленных интервью с уцелевшими ветеранами Вермахта, участниками вторжения в СССР.История блицкрига и его провала глазами немецких солдат и офицеров, для которых поход за победными венками превратился в марш за березовыми крестами.




Книга изобилует множеством интересных и ценных фактов, которые опровергают бытующее в наших либеральных кругах мнение о неумении русских воевать.

Кершоу размышляет над причинами неудачи плана «Барбаросса» и делает следующие аргументированное заключение:

«...Операция «Барбаросса» представляла собой самую крупную военную операцию за всю историю германской нации.

Эта кампания, вскормленная предыдущими победами в Западной Европе, имела все шансы на успех, однако всего четыре месяца спустя боеспособность войск Восточного фронта катастрофически упала.

Последнее наступление на Москву стало скорее импровизацией, азартной игрой, нежели детально спланированной, продуманной в оперативно-тактическом отношении операцией. Этому способствовал целый ряд факторов, которые следует рассмотреть по отдельности.

Главным и основополагающим фактором начального периода кампании в России был фактор внезапности. Начало войны с Советским Союзом застало врасплох не только Красную Армию, оно явилось сюрпризом и для многих солдат и офицеров вермахта.

Советский Генштаб, метавшийся между Сцилллой и Харибдой наступательной и оборонительной конфигураций в при граничных районах, впал в ступор вследствие скорого, практически «молниеносного» разгрома своих основных сил. А разгром этот был сокрушительным, он ознаменовался невиданными в военной истории окружениями и пленением сотен тысяч солдат.

Наступление на Москву началось поздней осенью, невзирая на приближавшуюся зиму. Немецкий Генштаб не оценил мощи Советской России, ошибочно приняв ее за «колосса на глиняных ногах». Первоначальную мощь Красной Армии в 200 дивизий вскоре пришлось пересмотреть и оценить ее в целых 360.

Скоропалительно окрещенный «раем для недочеловеков» Советский Союз оказался в состоянии обеспечить свою армию танками, неуязвимыми для снарядов немецких пушек, скоростными и маневренными истребителями, реактивными минометами «катюша». Все это как-то не вписывалось в теории о расовой неполноценности, старательно вбиваемые в головы бюргеров в рейхе и солдат на Восточном фронте.




 







Бескрайние просторы страны под названием Россия также придали этой войне особую специфику. Немецкий солдат оказался не готов действовать в условиях, когда тылы попадали под контроль быстро и скрытно сформированных партизанских отрядов, в условиях, когда линия фронта неумолимо и страшно растягивалась, когда войсковой подвоз уподоблялся экспедиции в неизведанное.

Операция «Барбаросса» стала самой продолжительной кампанией начиная с 1939 года. До июня 1941 года теория, стратегия и тактика «блицкрига» срабатывали. На шестой неделе войны с Советским Союзом войска Восточного фронта все еще топтались у Смоленска, увязнув в боях по разгрому окруженных частей Красной Армии. Именно этот период кампании характерен стремительным ростом немецких потерь.

Следующей неожиданностью стало первое в ходе этой войны поражение. Контрудар Жукова под Москвой поставил войска Восточного фронта на колени. И это поражение вермахта лишь на первый взгляд может показаться неожиданным. Ему в немалой степени способствовала череда пирровых побед - разгромов окруженных группировок противника, съедавших и время, и массы войск.

Дело в том, что немцам до сих пор не приходилось сталкиваться с проблемой физического уничтожения войск противника, оказавшихся в кольце окружения. Как не приходилось сталкиваться с отпором, подобным тому, какой им оказали защитники Брестской крепости. В результате немцы только в ходе приграничных боев потеряли больше, чем за всю кампанию во Франции. Сражения у Минска и Смоленска отвлекли на себя до 50% всех сил группы армий «Центр».

Рассеченные на фрагменты группировки противника во Франции, Польше и других странах мирно сдавались. Русские же предпочитали сражаться до конца. Так что в России одним только окружением противника добиться решительных побед было нельзя.

Его требовалось еще и разгромить, уничтожить физически. На это уходило драгоценное время. Танкисты не могли полагаться в этом исключительно на свои силы, им требовалась поддержка пехоты. А пехота, как правило, не поспевала за быстрыми танками, и ее приходилось дожидаться, отбиваясь от беспокоящих атак, скрывавшихся в лесах разрозненных групп противника.

И не случайно в письмах с фронта в первые месяцы войны упоминаний о чисто оборонительных и досадных локальных схватках с русскими ничуть не меньше, чем похвальбы о победоносных и скорых продвижениях вперед.

Операция «Барбаросса» отличалась от предыдущих кампаний еще и тем, что в Советском Союзе вермахту предстояло вести войну не только против регулярных частей Красной Армии, но и против гражданского населения, поскольку эта война имела ясно выраженную идеологическую окраску.

Иными словами, война в России служила ярким примером «войны на уничтожение». В ряду немало важных причин краха плана «Барбаросса» следует упомянуть и неспособность германского Генштаба своевременно учесть и оценить уровень потерь войск Восточного фронта к сентябрю 1941 года. И по численности, и по кадровой структуре войска в этом месяце сильно отличались от тех, которые пересекал и границы Советского Союза.

Потери офицерского и унтер-офицерского состава тяжело отразились на боеспособности войск. Общая неготовность вермахта к войне проявилась и по части боевой техники и тяжелых вооружений. Танки и моторизованные части, этот стальной кулак блицкрига, уже по прошествии первых месяцев нуждались в пополнении, как личным составом, так и материальной частью.

Боевую мощь войск можно сокрушить тремя способами: пере играть ее концептуально, уничтожить физически и сломить ее боевой дух. Концептуальная победа означает использование более совершенной стратегии, тактики.





   Все три способа, все три составляющих боевой мощи оказались под угрозой - германские войска побеждали, но вынуждены были побеждать ценой самоуничтожения.»

Действительно, утверждение что русские «плохо» и неумело сражались с гитлеровскими захватчиками, разрушается вопросом: «А Кто воевал ХОРОШО?».

Роберт Кершоу дает ответ на этот вопрос, он показал, что Советский Союз, в течении нескольких месяцев, сумел оправиться от поражений первого удара и организовать действительно тотальное многоуровневое сопротивление, к которому не был готов немецкий вермахт.