Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
ksologub

Специально для Вольфшанце)))

Оригинал взят у george_rooke в Специально для Вольфшанце)))
После проигрыша Россией Крымской войны русским военным судам были запрещены крейсерства у Кавказского побережья. Началось опять раздолье для контрабанды и работорговли. Проблема осложнялась еще и тем, что право плавания на более или менее близком расстоянии от берега давно представляло предмет споров между морскими державами и четко не было определено. Поэтому, с наступлением весны 1857 года по восточному берегу Черного моря, Россией было открыто пароходное сообщение, а не крейсерство. Командирам пароходов была дана строгая инструкция избегать столкновений с английскими и турецкими судами впредь до особого приказания.
Так, 26 октября 1856 годп прибыл на рейд в Сухум-кале английский коммерческий пароход "Кангару”, до этого посетивший черкесский берег. Капитан корабля не предъявил коменданту никаких документов. На вопрос, зачем он приставал к неприятельскому берегу, ответил, что по Парижскому трактату плавание в Черном море для коммерческих судов всех наций объявлено свободным, и что в скором времени он опять придет в Вардане за грузом.
Владетель Абхазии князь Шервашидзе сообщил, что другого груза, кроме невольников и невольниц, не может быть с черкесского берега и что, работорговля, таким образом, возобновляется при содействии англичан
Турецкие купеческие суда и кочермы беспрепятственно приставали к берегу, начиная от Новороссийска и далее к югу . Например, 15 октября в Новороссийской бухте стояло 5 турецких судов, торговцы устроили на берегу временные лавки. В них продавали товары поселившимся там и приезжающим горцам.
Естественно, ни Кавказскую армию, ни российское правительство такое положение дел не устраивало. Надо было придумать какой-то выход, и его нашли главнокомандующий Кавказским корпусом князь Барятинский и генерал-майор Филипсон. Они рассуждали просто - согласно условиям Парижского мира по недосмотру Англии восточное побережье Черного моря признано за Россией. Соответственно на Кавказе идет не война, а своего рода АТО против восставших племен. Соответственно для борьбы против контрабанды и работорговли в данном регионе нужно вести силами морской полиции. И они предложили создать "морскую кордонную стражу собственных наших берегов”. Это уже, извините, не флот, поэтому крейсировать вдоль Кавказского побережья может хоть весь год.
И морская стража резко взялась за дело. 5 мая 1857 г. вошел в Геленджикскую бухту, в которой находилась одна турецкая кочерма на якоре и одна на берегу. Остальные суда недавно ушли, сбросив товары на берег, откуда горцы на вьюках и арбах перевозили их внутрь страны. Одна кочерма была захвачена, вторая - разбита ядрами и гранатами.
В суджукской бухте ситуация повторилась. На берегу между устьем Цемеса и бывшим Константиновским укреплением были выстроены большие строения - товарные склады. Находившиеся здесь же кочермы были захвачены, склады уничтожены. Сгорело много товаров, из которых большая часть принадлежала к предметам роскоши. На двух кочермах, взятых в Новороссийске, людей не было, а груз состоял преимущественно из кукурузы.
Ой, что тут началось! Англичане начали писать ноты протеста, французы тоже - мол, русские сволочи, нарушаете пункты Парижского договора, нельзя флоту крейсировать вдоль Кавказа. А Орлов им под нос указ - извините, дорогие друзья, флот стоит в Николаеве, а это - прошу любить и жаловать - морская полиция нашего побережья. Пальмерстона чуть удар не хватил, но формально все четко - англичане сами при заключении договора обмишурились, не расписали все детально.
Англичане пошли на разборки к Горчакову. Дальше цитата: "По заявлению князя Горчакова, торговля рабами, подавлять которую было основной целью России при установлении системы крепостей на побережье, возобновилась. начиная с разрушения этих фортов и отсутствия российского крейсерства в Черном море. При этом он намекал, что возрождение работорговли не было несвязанно с британской торговлей, на которую он ссылался. В ответ английская сторона потребовала предоставления оснований для обвинений. Подчеркнув при этом, что английское правительство препятствует работорговле между Черкесией и Турцией.
Горчаков ответил, что он не имеет никаких прямых доказательств работорговли, проводимой британскими судами, кроме подозрения в невозможности любой торговли, проводимой с черкесским побережьем, кроме работорговли. Поскольку черкесские племена не имели других товаров, чтобы проводить обмен. Кроме того, основным изделием, которое они брали взамен, было оружие и порох. Поэтому Россия предпримет меры, чтобы положить конец этой торговле. Для этого необходимо в соответствии с Парижскими соглашениями подготовить российские суда для обслуживания побережья Черного моря. Английское правительство было уведомлено об этом намерении России, чтобы повторение любого неприятного инцидента, касающегося нарушения санитарных и таможенных правил типа того, что произошел с английской шхуной "Виксен" не повторилось.
Английский посланник ответил, что он не имеет никакой информации о торговле проводимой британскими судами с пунктами на восточном побережье Черного моря, с которыми в соответствии с российскими таможенными инструкциями запрещено связываться. Возможно, что пункты в которых шел обмен располагались на территории занятой независимыми племенами, а не на территории находящейся под властью России. Однако британское правительство полностью согласно с тем, что необходимо предотвратить неприятные последствия, которые могли бы следовать из конфискации британских судов российскими крейсерами в случае их обвинения в незаконной торговле. Линия поведения английского посланника в России при обсуждении проблемы была полностью одобрена английским правительством. В послании из Лондона министр иностранных дел Великобритании Кларендон писал, что османская Порта уступив России Черкесию, уступила территорию, которой султан не обладал, и передала суверенитет, который не принадлежал ей, так как черкесы не признавали султана своим главой."

Ну а дальше Горчаков сделал ход конем: 8 октября 1857 г. по просьбе нашего МИДа в официальном издании российского правительства ”Journal de St. Peterbourg”, была издана официальная инструкция, касавшаяся торговли с азиатским берегом Черного моря. В документе подчеркивалось, что Парижское соглашение объявило воды и порты Черного моря открытыми для коммерческих плаваний всех наций. Свободная от любых препятствий торговля в портах и водах Черного моря должна подвергаться только условиям санитарным, таможенным и полицейским правилам, сформулированным в духе, благоприятном развитию коммерческих сделок. И Россия считала необходимым тщательно им соответствовать. Правила санитарии, таможни и полиции по Азиатскому побережью Черного моря были вдвойне необходимы по причине внутреннего состояния кавказских областей.
Карантинные и таможенные учреждения были установлены в Анапе, Сухум-кале. Редут-кале. Они были открыты для иностранных судов. Если в будущем времени обстоятельства допустят создания таможенных и карантинных властей в других местах на Азиатском берегу Черного моря, об этом будет сообщено. Тем временем, подход к портам, заливам и гаваням Азиатского побережья, за исключением трех вышеназванных, оставался закрытым для иностранных судов. Отдельно шел пункт о морской страже, которая, как сообщалось, была создана для решения трех проблем:
1 - нарушение блокады того берега, жители которого находятся против России в постоянной войне.
2 - нарушение карантинно-таможенных постановлений
3 - проблема кавказско-турецкой работорговли.

Так, официально, на Кавказе появились морские пограничники.




?

Log in

No account? Create an account