?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
ksologub

Проблемы обработки информации на сломе эпох

Оригинал взят у george_rooke в Проблемы обработки информации на сломе эпох
Еще одна сторона Крымской - это была первая война, ведущаяся практически в реальном времени.
После изобретения и повсеместного внедрения телеграфа политики наконец-то получили вожделенное право "воевать по глобусу" в реальном времени. Депеша из Севастополя в Париж передавалась за 7 минут. В Лондон - за 10.
В армию были посланы представители телеграфных компаний, которые в короткие сроки создали военный телеграф для армии, то есть мобильные телеграфные кареты, половину которых составляли батареи, а вторая половина была "рабочей зоной".



Обслуживали каждую телеграфную карету по два сапера (инженеров телеграфной связи поставляли в армию саперные полки). Первую телеграфную линию от Балаклавы до военного лагеря саперы открыли и запустили 7 декабря 1854 года.
И далее.... начался ад. Нет, не так. АД, ДНИЩЕ АДОВОЕ.
Проблема в том, что способ связи и его пропускная способность были новыми, а способы обработки информации остались старыми.
Основным способом связи ранее были депеши или курьеры, соответственно документооборот длился месяцами. Да, был оптический телеграф, но он был натыкан дискретно, были страны с развитой телеграфной сетью (Франция, Англия), были с частичной (Австрия, Россия), а были вообще без.
Если бы союзники высадились в Крыму в эпоху до электрического телеграфа, пришлось бы использовать на море авизо, которые бы несли депеши в ближайший порт, оснащенный оптическим телеграфом, и далее система бы передавала сообщения по Европе, в любом случае передача занимала бы дни, а то и недели (поскольку, как мы уже отмечали, распространение оптического телеграфа было в Европе сильно неравномерно).
Теперь же по электрическому телеграфу в Лондон или Париж шли данные в реальном времени, но фильтрации этих данных не было.
Грубо говоря, телеграммы от майора n-ского полка и генерала были абсолютно равноценны, через военный телеграф шла и личная переписка солдат с родными, и сообщения военных корреспондентов, и отчеты интендантов, и прочее, прочее, прочее.
В результате оказалось, что эфир банально забит спапом. Это можно сравнить с тем, как мы открываем сайт с обилием контентной и всплывающей рекламы, которая просто не дает нам вычленить нужную информацию из всего потока данных.
При этом, если связь ускорилась невероятно, то вот выполнение тех же заявок практически осталось в тех же временных рамках. Нередко было дублирование одних и тех же заявок, и как следствие - дублирование заказов. Например зимой 1854/1855 годов склады в Балаклаве оказались забиты легкими пробковыми шлемами и комплектами летней одежды, которые запросили в сентябре, из-за жары.
Штабы в Лондоне получали информацию о начале какого-либо боя, который начинал складываться неудачно, без разбора в ситуации и степени достоверности информации начинали отдавать указания, но тут приходили телеграммы о полной смене ситуации, на которые вырабатывались новые указания, и так до бесконечности.
Самую большую пользу телеграф принес на небольших расстояниях, как писал сержант телеграфной службы Кэлтроп: "Линия, проведенная из штаб-квартиры в Балаклаве к действующим частям, позволила оперативно реагировать на изменение военной ситуации. Лорд Реглан получил возможность общаться с любое время дня или ночи со всеми командирами дивизий, а так же иметь данные о всех вылазках и диверсиях противника в реальном времени". То есть там, где срочный обмен информации соответствовал небольшому расстоянию - телеграф работал отлично. Но вот на дальних расстояниях...
Лучше всех сказал сам лорд Реглан: «хаос войны усугубился потопом данных».
В результате из-за белого информационного шума командующие на далеких ТВД остались предоставлены сами себе, ибо видение ситуации из Лондона было полностью искаженным, и не соответствовало реалиям.
Ну и благодаря телеграфу газеты впервые получили доступ к материалам военных корреспондентов. Прямо скажем, правда оказалась шокирующей - англичане были просто ошеломлены некомпетентностью и неэффективностью собственных генералов, а описания корреспондентов Ричардса и Ушервуда о голоде зимой 1854-1855 годов (когда солдаты жили даже не в палатках - в поле, тогда как господа офицеры решили уехать зимовать с комфортом - в Варну, а лорд Кардиган просто жил на личной яхте) вообще привели в результате в правительственному кризису и отставке многих членов правительства.
Что касается России. Первая телеграфная станция начала действовать с 1 октября 1852 года в здании Николаевского вокзала. Стоимость отправки сообщения по городу составляла 15 копеек за факт отправки сообщения, а далее по копейке за слово. Для междугородних сообщений тариф был выше. Телеграф использовался и для точной настройки часов по всей империи — каждое утро из Зимнего дворца поступал сигнал «Часы», по которому корректировалось время на всех станциях.
Николай I ревностно следил за развитием телеграфии — когда в 1844 году Якоби захотел опубликовать статью о своих разработках, царь не дал согласия, засекретив на 15 лет исследования в этой области. Также он, разрешив было одной рижской компании постройку частного телеграфа, передумал и незадолго до смерти повелел: «Никакая телеграфная линия не может принадлежать частной компании или быть в частном управлении, но должна непременно состоять в непосредственном ведении и управлении правительства».
Но при этом именно Николай разрешил использование телеграфа частным лицам «без различия звания и состояния».
В утвержденном им положении гарантировалась тайна сообщений: «Все без исключения депеши сохранять в совершенной тайне, и никому, никогда и ни в каком случае не объявлять; равно не открывать, кем и к кому депеша подана».
В 1854 году российскую сеть подключили к прусским и австрийским проводам — прямая связь с Европой была налажена.